Кажется, Вы зашли на мобильную версию сайта, используя настольный компьютер. Попробуйте воспользоваться полной версией. 
   
Газета РИСК
Сообщение для всех: "Если у вас имеются проблемы с работой сайта risk-inform.ru, попробуйте воспользоваться сайтами http://risk-inform.com, http://riskinform.livejournal.com или http://vk.com/risk_inform"
 Логин:
 Пароль:
   
 

№27, 16 июля 2019 года.

Как вымирает Россия

Как вымирает Россия

Помимо снижения рождаемости, в стране наблюдается миграция из депрессивных малых городов в крупные. В результате некоторые населенные пункты просто исчезают. Численность населения в малых городах России за последние 15 лет упала почти на полтора миллиона человек. Жители Приволжья, Урала, Сибири и Дальнего Востока уезжают в Москву, Петербург и на Кубань. О причинах и последствиях этих процессов «Росбалту» рассказали эксперты.

Олег Комолов, кандидат экономических наук, доцент РЭУ им. Г.В. Плеханова:

«России грозит депопуляция, потому что численность населения у нас снижается, коэффициент рождаемости находится ниже критически значимой отметки в 2,1 ребенка на одну женщину (у нас это где-то 1,8-1,9). А в реальности только за первые 5 месяцев этого года – минус 150 тыс. человек населения. Все это, конечно, грозит России вымиранием, потому что у нас и без того большая часть территории страны не заселена, а, судя по миграционным процессам и снижению рождаемости, мы получим значительную часть территории, вообще не освоенную и не используемую гражданами страны.

В целом это соответствует структуре российской экономики. Есть такое явление в современном мире, свойственное даже не только России, но и некоторым другим странам, как „лишние люди“. Они возникают тогда, когда структура экономики резко меняется, буквально, может, за десятилетие или за полтора. Отраслевой дисбаланс формирует большое количество людей, не занятых в том производстве – материальном или нематериальном, – которое бы существенным образом влияло на экономический рост.

В России примерно половина ВВП формируется всего четырьмя сотнями крупнейших компаний в нескольких отраслях – в первую очередь, в добывающей промышленности, финансовом секторе, строительстве. И в этих четырех сотнях компаний заняты порядка 10 млн. человек. То есть 10 млн. работников создают половину добавленной стоимости во всей экономике. Если добавить еще пару-тройку сотен крупных компаний, то это значение дойдет уже до двух третей, а то и до трех четвертей. То есть очень небольшая часть общества, по сути, формирует весь экономический процесс. Вот на них и держится хозяйственная система, а остальные люди в данном случае являются, можно сказать, балластом, если выражаться таким языком, который, в общем-то, соответствует повестке нашего правящего класса. Ни нашим сырьевым олигархам, ни правительству не нужны люди, которые требуют каких-то социальных выплат, образования, бесплатного здравоохранения. Все это – расходы, которые не возвращаются экономическим ростом.

Демографические процессы естественным образом отражают вот эту промышленную диспропорцию. Если у нас нет развитых обрабатывающих производств в достаточном количестве, если нет спроса на высококвалифицированную рабочую силу, если все производство у нас – это капиталоемкая добыча полезных ископаемых, где люди не нужны, то, естественно, в конечном счете будет наблюдаться отрицательная динамика прироста населения».

Руслан Ткаченко, директор Института демографического развития и репродуктивного потенциала:

«Мы видим последствия внутренней миграции, когда люди уезжают из малых городов, у которых нет перспектив развития, где нет экономических стимулов оставаться. Поэтому, в основном, уезжает молодежь в более развитые центры. Это логично, и ее за это даже не поругаешь. За эти годы очень сильно выросли Москва, Петербург, Краснодар.

Последствия просчитывались, потому что такая ситуация возникла не сегодня. И вообще есть прогностические заявления, что в будущем все население сконцентрируется в больших городах, а „на природе“ останутся базы отдыха да фермерские хозяйства, которые будут работать в контексте каких-то крупных корпораций.

Конечно, для городов, из которых люди уезжают, это все очень печально. Многие из них были созданы на базе какого-то градообразующего завода, а сейчас в нем не стало необходимости. Недавно была история в одном городе, который жил за счет железной дороги, градообразующим было предприятие РЖД. Но те функции, которые выполняли работники, уже можно роботизировать. Местные жители поняли, что город просто умрет, и сейчас просят РЖД пересмотреть свои планы, оставить старое производство.

С одной стороны, можно принять решение сохранить эти города. С другой, можно принять решение, что пусть они естественным путем разваливаются, но тогда надо будет перевезти людей на новое место. К слову, были же проекты по вывозу населения с Севера после развала СССР. Можно придумать госпрограмму по реанимации этих городов, а можно продумать госпрограмму по реинтеграции людей на новом месте, чтобы мотивировать людей переехать в другие города. А можно оставить все как есть и посмотреть, что из этого получится. Тоже вариант. Но сейчас нет принципиального решения проблемы: ни на федеральном уровне, ни в регионах не понимают, что с этим делать».

Валерий Елизаров, научный руководитель Центра изучения проблем народонаселения экономического факультета МГУ, кандидат экономических наук:

«Сокращение населения в малых городах было, есть и, скорее всего, будет продолжаться. Это верно по крайней мере в отношении малых городов на большей части территории России.

„Хороших“ лет у нас было немного: только 2013-й, 2014-й и 2015-й, когда у нас рождаемость даже немножко превышала смертность. А с 2016-го мы вернулись примерно к тем тенденциям, которые у нас были с 1992 по 2012 год. То есть население почти везде сокращалось – из-за того, что смертность превышала рождаемость. И только там, где мигранты компенсируют сокращение, был возможен рост населения. Это, например, крупные города – Москва, а также Московская область. В основном это движение связано с внутренней миграцией, а не только с приездом мигрантов из-за рубежа. Поставщиками населения в крупные города были отчасти сельская местность и, в большей степени, малые города, где царит депрессия, где сокращаются рабочие места и возможность получать достойные доходы.

Люди ищут больших возможностей для занятости, для образования детей. Происходит движение из села в райцентр, из него – в областные города, а из областных центров – все дальше, в Москву и Московскую область, в Петербург. Это движение продолжится до тех пор, пока в крупных и малых городах не будут созданы более-менее одинаковые условия жизни, обеспечен доступ к занятости, сокращен разрыв в доходах.

Эти процессы не касаются, например, курортных городов на юге страны, которые могут выживать за счет большой занятости во время туристического сезона. Иная картина также в регионах, где пока сохраняется относительно высокая рождаемость – это Северный Кавказ, Тыва, Бурятия и еще несколько. Там сохраняются традиционные семьи и более высокая рождаемость. Хотя отток населения тоже идет.

Раньше малые города воспроизводили население, благодаря которому, в том числе, росли города-миллионники. Население росло и формировалось со своими традициями, культурой. Потеря его – это еще и этнокультурная проблема.

При этом сверхконцентрация населения в больших городах тоже создает сложности. Если взять Москву, ей нужна деконцентрация.

В целом необходимо более равномерное распределение населения, с меньшей экологической нагрузкой в тех местах, где оно сверхконцентрировано. Таким образом, одни ресурсы мы используем неэффективно – и в малых городах наблюдаем безработицу, а в больших городах видим перегруз. Чтобы такого не было, малым городам нужны точки роста, триггеры, создание градообразующих предприятий, вокруг которых будут формироваться инфраструктура, занятость, доходы и налоги в местный бюджет».

Дмитрий Ремизов
«Росбалт»
(в сокращении)

(прочитано 594 раза)

http://m.risk-inform.ru/article_8122.html
+3

Остальные материалы номера 27:
 
   
   
 
Материалы по теме:

» Маленький летающий Чернобыль (№31, 13 августа)
» Исследователи дна (№26, 9 июля)
» Массовик-затейник Шойгу (№26, 9 июля)
» Управление страной по телевизору (№24, 25 июня)
» Крушение гибрида (№18, 14 мая)
» Кто опаснее? (№3, 22 января)
» Трагический год России и Тувы под крылом Шойгу (№1, 8 января)
» Наполеоновские планы и суровая реальность «Роскосмоса» (№48, 11 декабря)
» Тотальный мостопад (№46, 27 ноября)
» Где тонко, там и рвётся (№42, 23 октября)
» Путин и хулиганы (№38, 25 сентября)
» Добрый царь немножко поправил злых бояр (№35, 4 сентября)
» Поэт и гражданин (№35, 4 сентября)
» Восемь последствий роста НДС (№32, 14 августа)
 
   
Случайное фото
Юрты шаманов на набережной. Раздел: Родной край
Комментариев: 5

«С Михаилом Юрьевичем Лермонтовым я познакомилась в детском саду» (из школьного сочинения).

Газета
 • Свежий номер  • Архив газеты  • Тематический архив  • Карикатуры  • Юмор
Внеклассно
 • Новости  • Опросы  • Календарь обещаний  • Доска объявлений  • Форум
О нас
 • Обратная связь  • Статистика  • Помощь
Пользователи
 • Регистрация/Вход  • Добавить новость  • Добавить фото
Материалы сайта предназначены для лиц 16 лет и старше. Ответственность за достоверность опубликованных материалов несут авторы. Мнение автора не всегда отражает точку зрения редакции.
При полном или частичном использовании материалов, ссылка на газету «РИСК» обязательна. Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «РИСКа» — risk-inform.ru
Страница газеты РИСК в Телеграме Для писем Лента новостей RSS Мобильная версия сайта Зеркало сайта
Страница газеты РИСК в Живом Журнале Страница газеты РИСК в Твиттере Страница газеты РИСК вКонтакте Страница газеты РИСК в YouTube
Top.Mail.Ru Счетчик PR-CY.Rank